Биология - наука о жизни

Приступая к изучению вирусов

 

Главная страница

Чудесное исчезает, как только его исследуют.

Франсуа Вольтер

Приступая к изучению вирусов, мы должны отрешиться от обычных понятий и окунуться в мир парадоксов.

Парадокс первый. С давних времен бессознательно, а о середины прошлого века — сознательно люди применяли для борьбы с болезнями разные средства дезинфекции. Одним из таких еще недавно популярных средств был фенол, в просторечии называемый карболкой. 3-5-% раствор карболки убивает все живое — эта истина известна со школьной скамьи. Столь же привычно применение спирта: человек познает это с детства, когда заботливая мать обеззараживает порез или царапину спиртовой настойкой йода, прежде чем: сделать перевязку.

Но... чтобы выделить заразное начало вируса, следует, гласит соответствующая методика, вируссодержащую суспензию смешать с ферментом, который разрушит и удалит белки и... сохранит «заразное начало» (мы далее увидим, что им являются нуклеиновые кислоты). Затем водную часть смеси, в которой оно содержится, осаждают двойным объемом спирта и хранят в таком виде при температуре ниже нуля.

Итак, «заразное начало» вируса (его нуклеиновая кис­лота) выделяется с помощью фенола и хранится в спирту!

Парадокс второй. Открытие антибиотиков вызвало переворот в лечении и профилактике бактериальных болезней. В настоящее время известны десятки новых антибиотиков, но по-прежнему сохранили славу пенициллин и стрептомицин, комбинация которых наиболее эффективно охватывает своим действием большинство известных патогенных бактерий.

Но... чтобы выделить вирус из носоглотки или фекалий больного, на культуре ткани или в курином эмбрионе, необходимо, снова гласит инструкция, для предохранения вируса и культуры ткани от разрушающего действия бактерий в исследуемый материал (смыв из носоглотки, суспензию  фекалий и  пр.) добавить смесь  больших доз (100 и более единиц) пенициллина и стрептомицина.

Итак, антибиотики, убивающие бактерии, сохраняют вирусы!

Парадокс третий. Представьте себе, что мы расчленили растение или животное на химические составные части (белки, нуклеиновые кислоты, жиры, углеводы и т. д.), а затем, смешав эти составные части, захотели бы таким путем получить исходный вид растений или животного. Сама мысль поставить такой опыт представляется абсурдной, впрочем, не лишенной привлекательности для писателей-фантастов. Даже технически более простой эксперимент — расчленение клетки на «простые» составные, структурные, части (ядро, оболочку, цитоплазму, митохондрии, рибосомы) и затем их смешивание — не приведет к эффекту — клетку восстановить не удастся.

Но... вирусолог, освоивший основы вирусологической техники, может повторить эксперимент, поставленный немецкими исследователями Гирером и Шраммом в 1957 году. Эти авторы разрушили вирус табачной мозаики, выделив его две составные части — нуклеиновую кислоту и белок. Затем они смешали обе части и... получили исходный жизнеспособный вирус со всеми его биологическими свойствами.

Позже были поставлены такие опыты: смешивали нуклеиновую кислоту одного вируса (назовем его вирусом Б) с белками другого вируса (назовем его вирусом А). Полу­чался своеобразный, но вполне жизнеспособный гибрид. По ряду свойств он был тождествен вирусу А, но уже в первом: поколении давал потомство вируса Б.

Наконец, смешивали вирусную нуклеиновую кислоту с клеточными белками и, представьте, также получали жизнеспособный вирус. А еще позже (об этом будет ска­зано далее) было показано, что подобного рода гибриды образуются и естественным путем и играют важную роль в формировании хронических вирусных болезней.

С подобного рода парадоксами вирусолог встречается часто. О двух из них — об исчезновении вирусных индивидуумов в ходе размножения вируса и о том, как вирус может стать частью клетки, не теряя своей индивидуальности, мы расскажем в. третьей и четвертой экскурсиях.

 

 


<<<назад                    далее>>>