Биология - наука о жизни

Нашествие технократии на Байкал

 

Главная страница

Да, дискуссия подзатянулась, и это дорого обошлось Байкалу. Но в то же время и показала несокрушимую мощь народного мнения. Страшно подумать: а ежели б ее вообще не было, этой дискуссии? Ведь тогда едва ли родились бы на свет и очистные сооружения, и какие-никакие «нормы сброса», и запрет на молевой сплав, и вето на вырубку прибрежных лесов, и веское «нет» науки и еще многое и многое, что притормозило и ослабило нашествие технократии на Байкал.

Говорят, нам не хватало гласности. Разумеется, не хватало. Но вот же они, материалы острейшей дискуссии, опубликованные в советской печати! Выходит, дело не только в гласности, дело в демократии, понимаемой истинно и буквально как «власть народа».

Именно — народу не хватало реальной власти, чтобы, опираясь на плоды гласности, своевременно принять действенные меры в интересах всего народа. Верно заметил М. А. Шолохов: «У нас не очень-то прислушиваются к серьезным сигналам печати». И даже в наше время восстановления демократии целительная и безошибочно компетентная «критика снизу» все еще с трудом, в неимоверных муках пробивает себе место под солнцем.

Да, байкальская дискуссия — суровый урок демократии всем нам. Но она же и не менее горький урок экологии, показавший: ныне возводимый человеком вавод все чаще грозит уничтожить его дом, его исконный отчий дом — природу. И все чаще грозному повелителю техники приходится останавливаться перед выбором: завод или дом? Мы можем многое, едва ли не все — лишь второго «шарика» нам не обрести вовек.

И когда живущий одним днем технократ ради орденов и чинов покушается па само право внуков и правнуков жить на земле,— встать на его пути должен каждый. Не пугаясь ярлыков и инфарктов. Вот в чем, может быть, важнейший урок байкальской дискуссии — урок гражданственности и патриотизма.

И еще дискуссия продемонстрировала: сколь ни тих и застенчив в условиях неполной демократии голос народа, в конечном счете истина и добро все равно побеждают. Ни единое деяние, ни единое страстное слово, ни единая жертва, положенная па алтарь Отечества, не пропадут втуне — рано или поздно справедливость возьмет свое. Как она взяла свое в истории с поворотом северных рек, с отравлением Ладоги, в печальной повести залива Кара-БогазГол. Как она возьмет свое в удручающих инцидентах с Кижами, Ясной Поляной, библиотекой имени В. И. Ленина и многих других.

Поэтому да не забудет российская история имена тех, кто поднял свой голос в защиту Байкала. Не только провозвестников, лидероп. полководцев дискуссии, таких, как писатели Ф. Таурип, О. В. Волков, В. А. Чивилихин, как ученые Г. И. Галазий, А. А. Трофимук, А. Л. Яншин, О. К. Гусев, как Валентин Григорьевич Распутин, собой заслонивший Байкал в самый ответственный, переломный момент битвы,— но и всех тех рядовых, кто сказал свое слово в защиту «священного моря». Пусть тихое слово — в хоре народном оно прозвучало громом. И пусть нетленным памятником авторам дискуссии будет всегда живой и невредимый Байкал:

Но   эти  царственные   воды,
Но горы  в сизой полумгле —
Байкал — священный  дар природы —
Да  будет вечен  па  земле.

Александр   Твардовский

Я немало поколесил по стране. Видел Карпаты и Тихий океан, Волгу и Енисей, Урал и Кавказ. С Байкалом не сравнится ничто. Он как бы изначально, на планетарном уровне олицетворяет собой понятия: Покой, Величие, Чистота, Красота. Жалею тех, кто проживет жизнь, не поклонившись Байкалу. И толь­ко здесь, на этом берегу, пред бездонной голубизной этого ока Земли со всей пронзительностью сознаешь, на какой планете мы живем. И какую рискуем потерять.


<<<назад                    далее>>>