Биология - наука о жизни

Байкал должен быть заповедником

 

Главная страница

Нет надобности описывать красоту Байкала: она прославлена в легендах, сложенных на многих языках, воспета в народных песнях. От людей, много поездивших по белому свету, приходилось слышать, что поспорить красотой с Байкалом может разве что всемирно известное Женевское озеро.

Велико значение Байкала и для науки: это живой музей. Здесь обитает более 1 500 видов разнообразных представителей флоры и фауны, из которых три четверти эндемичны, то есть встречаются только в Байкале и нигде больше в мире.

Академик Александр Васильевич Винтер назвал Байкал «бесценным даром природы», а с этим все согласны, даже и те, кто собирается поступить с Байкалом довольно круто, и даже те, кто уже сейчас наноси! немалый ущерб его природе.

Что же грозит Байкалу?

Склоны байкальских гор покрыты лесом. Лес этот энергично вырубается. Почвенный слой здесь крайне тонок, и с оголенных вершин он быстро смывается обильными дождями. Остаются голые скалы.

Так постепенно идет процесс «облысения» байкальских гор и, следовательно, уничтожения всей флоры и фауны береговой полосы Байкала.

Еще более интенсивно вырубаются леса в Забайкалье. Это уже привело к катастрофическому обмелению ряда рек — например, притока Селенги — Уды, к резкому сокращению их годового дебита. Если процесс этот не приостановить, то Байкал с каждым годом будет получать все меньше и меньше воды от своих рек.

Но этим не исчерпывается вред от повальной вырубки лесов. Забайкалье — засушливая зона, и после «сводки» лесов она превратится в пустыню. Надвигаются сыпучие пески. Натиск их стремителен.

Отсюда вывод: к лесам Прибайкалья надо относиться особо бережливо. Вырубив прибайкальские леса, можно привести пески Гоби на улицы Иркутска.

Уже ведется проектирование весьма значительного по мощности целлюлозного комбината на берегу Байкала. По данным проектной организации, комбинат будет сбрасывать в Байкал колоссальное количество сточных вод — около 200 тысяч кубических метров в сутки.

Сточные воды, содержащие значительное количество растворенных солей и органических веществ, создадут в озере мертвую зону площадью в несколько квадратных километров. В проектной документации указывается, что естественный режим озера сохранится за пределами 2,3 километра от места выпуска сточных вод.

Необходимо подчеркнуть, что это цифры минимальные, то есть такое количество сточных вод с таким содержанием вредных веществ будет сбрасываться в том случае: если запроектированный метод очистки оправдает себя в заводском масштабе; если очистные сооружения (отстойники, фильтры) будут работать безупречно; если будет непрерывный и жесткий контроль за количеством и концентрацией сбросов; если предприятие будет работать ритмично, без срывов и последующей перегруз­ки и т. д. Достаточно одному из этих «если» не осуществиться, и мертвая зона в озере выйдет далеко за «проектные» размеры.

Байкал велик и, конечно, не скоро станет ощутимым его загрязнение, но когда это обнаружится, исправить что-либо будет невозможно. Но разве так уж необходимо строить этот комбинат именно на Байкале?

Проектировщики выдвигают два, по их мнению, решающих аргумента: первый — в Байкале очень чистая вода и не надо нести расходов на ее очистку и второе — в окрестностях озера много леса, пригодного па переработку.

При  всем  уважении  к  труду  проектировщиков  нельзя отрешиться от мысли, что идут они по «линии» неправильной и вредной. Ведь чего-чего, а лесов самых различных пород в Восточной Сибири предостаточно и помимо окрестностей Байкала.

Что же касается воды, то, надо полагать, что вода Ангары в верхнем ее течении весьма незначительно отличается от байкальской. Помимо оголения берегов озера-моря и омертвления под стоками проектируемого целлюлозного комбината его вод, Байкалу угрожает еще одна опасность.


<<<назад                    далее>>>