Биология - наука о жизни

Байкал в опасности

 

Главная страница

В нашей стране, на просторах которой бесконечно много озер, есть одно, неповторимое, исключительное. Это Байкал, пожалуй, самое древнее и самое красивое озеро в мире. Нет другого озера, население вод которого было бы столь разнообразно. Около тысячи видов животных, многие из которых нигде более не встречаются, обитают в кристально прозрачной толще этого пресноводного «моря». Байкал — источник ценнейшей рыбы, гордость и слава Сибири. Все, что связано с Байкалом, не может не волновать советских людей. А волноваться сейчас есть о чем.

Обратимся к фактам и цифрам. Московский филиал Государственного института по проектированию предприятий целлюлозной и бумажной промышленности (Гипробум) с одобрения Госплана РСФСР на реке Солзап, впадающей в Байкал, проектирует строительство комбината кордной целлюлозы. На реке Селенге уже строится целлюлозно-картонный комбинат.

По проекту только один комбинат на реке Солзан ежесуточно будет сбрасывать в озеро около полумиллиона кубических метров загрязненной и бескислородной воды. Даже после всех предусмотренных планом очисток в озеро будет попадать ежедневно около четырех тонн солей цинка, около 190 тонн сульфатов натрия и кальция, несколько тонн трудноразлагающегося органического вещества.

Условия Байкала специфичны. Замедленный водообмен, низкая среднегодовая температура, слабая минерализованность позволят сбрасываемым солям накапливаться с катастрофической быстротой. Одни только ципк будет за сутки отравлять 400 миллионов кубометров байкальской воды.

А Ангара выносит за это время вдвое меньшее количество воды. Значит, не пройдет и нескольких лет, как Байкал будет в значительной мере загрязнен одними только цинковыми солями. А ведь надо еще учесть влияние и других промышленных ядов. Многолетний опыт работы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината показал, что для обезвреживания очищенных промстоков разбавлением в самом озере расходуется байкальской воды в 5—6 раз больше, т. е. 2—2,5 миллиарда кубометров в сутки

Если даже допустить, что применение солей цинка в производстве может быть исключено и завод будет выпускать кордную целлюлозу без необходи­мой очистки и отбелки, то есть в виде сырца, как обещают авторы проекта, то и в этом случае опасность загрязнения озера не исчезает, так как ежегодно в Байкал при работе предприятия на полную мощность предполагается сбрасывать более 20 тысяч тонн минеральных солей (хлоридов, сульфатов и др.), свыше 3,5 тысячи тонн органических и около 1300 тонн взвешенных веществ. Количество только одних хлоридов, которое будет сбрасываться комбинатом, в двенадцать раз превысит количество хлоридов, вносимых всеми реками и речками, впадающими в южный Байкал.

«Роза ветров» па Байкале такова, что испорченные воды промышленных стоков будут, как правило, распространяться вдоль прибрежной полосы на десятки километров. При южных и юго-восточных ветрах загрязненные воды будут втянуты в Ангару и могут попасть в водозаборную систему Иркутска.

И отравленная вода будет попадать в водозаборную систему самого комбината! Зачем же «рубить сук, на котором сидишь»?

Не меньший вред Байкалу принесет и селенгинский комбинат.

Как согласуется все это с законом об охране природы, понять трудно.

Нельзя считать безвредными для Байкала и планы, разрабатываемые Гидроэнергопроектом. Эти планы отводят Байкалу роль водного регулятора каскада ангарских и енисейских ГЭС. Предполагается снизить уровень озера на полтора-два метра ниже минимальной отметки. Размах колебаний уровня воды в озере возрастет тогда до четырех с половиной метров.

К чему это приведет? Берега у озера обычно крутые, сложенные галькой и валунами. Легко себе представить, с какой силой они будут размываться! Берег неизбежно будет обрушиваться, а поскольку многие инженерные сооружения и дома стоят почти на краю озера, то урон будет значительный. Достаточно сказать, что придется укреплять Кругобайкальскую железную дорогу на протяжении почти 300 километров!

Ослаблено будет также и рыбное хозяйство озеро. По подсчетам Бурятского совнархоза, урон составит 200 миллионов рублей. А кто оценит, во что обойдется перенос всех портов и причалов? И кто будет платить за уничтожение той красоты, которой на весь мир славится Байкал?

Между тем есть еще и время, и возможности исправить проекты так, чтобы они никак не могли повредить Байкалу. Возьмем, например, строительство целлюлозных комбинатов. Здесь есть три выхода.

Можно построить комбинаты так, что промышленные стоки будут выпариваться, а твердые остатки -утилизироваться. Если при этом еще наладить вторичное использование очищенной воды, то никакого загрязнения Байкала не произойдет. Если этот способ по какой-либо причине неприемлем, то сброс промышленных сточных вод следует производить за пределами бассейна Байкала. Такая возможность есть.

Третий вариант — не строить вообще на Байкале целлюлозных комбинатов. Так, завод кордной целлюлозы можно построить в районе Братской ГЭС, может быть, на базе Братского целлюлозного комбината. Древесина там в несколько раз дешевле, чем в Прибайкалье. Не нужно также строить тепловой электростанции. Лесоразработки вблизи Братска по повлекут за собой облысения гор, обмеления рек, которые неизбежно произойдут, если сносить прибайкальские леса.

Я призываю проектировщиков, инженеров, работников и руководителей Госплана РСФСР и Госплана СССР высказать свои предложепия, направленные па то, чтобы, не затягивая сроков и ие удорожая строительства, вместе с тем оградить Байкал от ущерба. Уверен, что такой выход найдется. Давайте же искать, руководствуясь не ведомственными интересами, а пользой дела. Ведь Байкал — наша общая гордость и наше общее богатство. В дальнейшем для координации научно-исследователь­ской и производственной деятельности различных организаций целесообразно создать при Сибирском отделении АН СССР постоянный координационный комитет или комиссию. Эта комиссия должна обла­дать граном контроля над деятельностью проектных организаций — по-моему, это будет разумная форма хозяйствования.


<<<назад                    далее>>>