Биология - наука о жизни

Проблема с утилизацией отходов на Байкальском и Селенгинском заводах

 

Главная страница

Снова я в Сибгипробуме. В этом красивом пятиэтажном здании на ангарской набережной полно специалистов: изыскателей, проектировщиков, конструкторов, чертежников. Здесь рождаются проекты Байкальского и Селенгинского заводов.

К Григорию Эммапуиловичу Симкипу, главному инженеру проекта Селенгинского целлюлозно-картонного комбината, приехал с Селенги главный инженер строительства Иван Георгиевич Киреев. Слушаю, о чем они спорят, и записываю их разговор.

Киреев. Работы остановлены: нет проекта промстоков. Когда он будет?

С им к и н. А вы забивайте деньги! Вам дали на год восемь миллионов? Дали! Вкладывайте деньги, а проект будет.

Киреев. Я выкину деньги, а проект изменится — тогда что? Кроме того, рыбники запретили мне строить трассу промышленных отходов без согласования с ними.

С и м к и н. Согласуйте.

Киреев. Неутвержденный проект?

С и м к и п. Вы хотите сказать, что закроете стройку?

Киреев. Я бы с удовольствием закрыл.

Когда взволнованный Киреев ушел, Григорий Эммануилович повернулся ко мне.

— Откровенно говоря, я бы тоже не строил на Селенге. Вода подступает — цеха на сваи ставлю, для прокладки траншей опыт воркутинцев использую, и все это влетит ой-е-ей в какую копеечку! А ведь еще тряхануть может! Но самый больной вопрос — отходы, о чем мы сейчас говорили с Иваном Георгиевичем. Куда их девать? Ведь омуль в Байкале! Я уже поседел от всего этого...

Симкин рассказал мне, какая это страшная вещь — отходы. После выхода из дорогих и сложных очистных сооружений, что проектируются для Байкальского и Селенгинского предприятий, отходы все же будут по цвету напоминать густой кофе и резко, неприятно пахнуть.

Осветлять сточные воды можно с помощью специальных реагентов, которые наша промышленность, к сожалению, не выпускает в нужных количествах. Но даже если эти реагенты вдруг окажутся в распоряжении байкальских целлюлозников, то и тогда отравляющая сила отходов будет в десять раз превышать допустимую норму!

Между прочим, все экспертные комиссии признали, что «допустимая норма», принятая проектировщиками, для Байкала не подходит...

Миллионы кубометров отравленной воды будут спускаться ежемесячно близ Селенгинского мелководья. Промышленные стоки комбината заполнят самые рыбные места Байкала. Знаменитая селенгинская раса омуля, почти весь байкальский осетр, сиг, частиковые и другие промысловые рыбы не только нагуливают здесь вес, по и проходят через этот район на нерест в Селенгу.

Распространяясь вдоль берегов, отравленные воды будут закрывать устья других рек и речек, губить рыбью молодь, что по весне скатывается с нерестилищ в Байкал. В зоне действия этих вод погибнет и корм для промысловых рыб — все эти козявки и червяки, которые, как говорилось, так чутки к изменению услоний, что уже на границах своих привычных мест обитания не дают потомства.

Положение с отходами Байкальского завода еще тяжелее: их будет сбрасываться в три раза больше, чем на Селенге. Вроде бы немного это — три кубометра в секунду, но за несколько суток в Байкал стечет более миллиона кубометров отравленных вод! Это серьезная угроза не только байкальской живности, по и людям: ведь вдоль южного побережья моря стоят десятки городов, сел, железнодорожных станций, население которых пьет байкальскую воду. Больше того, воды с вредными примесями непременно будут всасываться  заводскими водозаборными устройствами.

Проблема с утилизацией отходов на Байкальском и Селенгинском заводах


<<<назад                    далее>>>