Биология - наука о жизни

Открытие вирусов Дмитрием Ивановским

 

Главная страница

Пастер пришел в микробиологию из химии, И. И. Мечников — из зоологии, а Антоний Левенгук был владельцем суконной лавки... Неотразимо привлекал многих людей загадочный мир невидимок. И не удивительно, что в самых почтенных микробиологических учреждениях вы увидите на почетном месте портрет ботаника Д. И. Ивановского, основоположника вирусологии. Но по порядку.

На плантациях Украины и Бессарабии на листьях табака стали вдруг появляться желтоватые пятна. Листья покрывались причудливым узором, съеживались и становились непригодными к обработке.

Убытки не давали покоя табаководам. Два студента-ботаника, два Дмитрия — Ивановский и Половцев получили задание разобраться, в чем тут дело. Молодые ботаники отправились на юг. Они пробовали разные средства: то изменяли норму полива, то рекомендовали другие удобрения, то предлагали разреживать посевы. Но табак продолжал гибнуть.

Окончив Петербургский университет двадцатишестилетний Дмитрий Ивановский уехал в Крым, в Никитский ботанический сад. Мозаичная болезнь табака не дает ему покоя. Ивановский делает опытные посевы, исследует больные растения под микроскопом. Но поле микроскопа чисто, возбудителей болезни не видно. Да и заразна ли эта болезнь?

Тогда ученый попробовал передать болезнь здоровым растениям: вытяжку из заболевших растений он набирает в тонкие трубочки, которые втыкает в жилку здорового листа.

На одиннадцатый день некоторые растения заболели, а на пятнадцатый, затем на двадцатый заболели остальные. Раз болезнь заразна, стало быть, есть и заразное начало, но сколько ни просиживал Ивановский над микроскопом, ничего увидеть не смог. Может быть, микробов очень мало? Молодой исследователь прилагал много усилий для размножения микробов в питательных средах, но, увы, обнаружить их ему не удавалось. Тогда он решил испробовать особый фильтр, называемый свечой Шамберлана.

У этой «свечи», изготовленной из фарфора, очень маленькие поры, такие, что через них не проходят даже бактерии. Но сок из больных растений, пропущенный через свечу Шамберлана, продолжал оставаться заразным, а на фарфоровых порах фильтра микробов обнаружить не удалось.

В   чем   же   дело?

Возможны были два решения. Первое — заразное начало— яд, выделяемый микроорганизмом, которого еще не удалось увидеть. Но это предположение не оправдалось. Ведь при переносе сока от одного растения к другому яд ди'икгн становиться менее ядовитым, а на самом деле этого не происходило.

Значит, здесь действует какой-то возбудитель, гораздо меньший, чем микробы. И почему бы не так?

Вывод удивительный: есть возбудители болезней настолько маленькие, что они проходят через тончайшие фарфоровые фильтры. Впоследствии они получили название фильтрующихся вирусов. Так были они открыты, хотя их еще никто не видел. А увидели их много позже, когда был изобретен электронный микроскоп.

Вас, очевидно, интересует, что посоветовал Ивановский табаководам, каковы были практические результаты его открытий? Молодой ученый рекомендовал беспощадно уничтожать больные растения, если их немного. Если же мозаичная болезнь развилась на большой площади, то нужно произвести плодосмен, то есть на месте табака в течение двух-трех лет сеять какие-нибудь другие культуры, например злаки. Смысл плодосмена в том, что болезнь эта поражает только один вид растений — табак. Рекомендации Ивановского применялись на практике.

Через пять лет после открытия вируса табачной мозаики обнаружили вирус ящура, вызывающий тяжелое заболевание лошадей. А спустя еще 20 лет канадский исследователь Феликс Д'Эрелль, используя метод ультрафильтрации, открыл новую группу вирусов, поражавших бактерии. Они так и были названы бактериофагами (или фагами) — пожирателями бактерий. Фаги обладают рядом любопытных свойств, о которых мы еще расскажем.

Постепенно были обнаружены и описаны сотни мельчайших существ, вызывающих самые разнообразные болезни человека и животных, растений и бактерий. К настоящему времени известно уже более двух тысяч вирусных заболеваний.


<<<назад                    далее>>>